Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:36 

Secret Santa 2014/2015

$corpicora
"Va'esse deireadh aep eigean".
Мои подарки.

СНЕГУРОЧКА



Для: Rii-sempra
От: $corpicora
Название: Снегурочка
Пейринг: Алистер/ж!Амелл, Морриган, Лелиана, Зевран
Категория: гет
Жанр: романс, юмор
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Предупреждение: Алистер, рассказывающий сказку :)
Комментарий автора: сюжет «Снегурочки» взят из народной сказки и одноимённой пьесы А. Н. Островского, и немного переделан.



– «Жили-были старик и старуха, да не было у них детей. Вот как-то однажды зимою снег пышный выпал, вышли они во двор, да и слепили из снега себе внучку и даже имя придумали – Снегурочка. Уж больно красивая она у них вышла, полюбовались на неё старики, помечтали, да и отправились в дом. Сколько не мечтай, не проси Создателя и святую Андрасте, внучка настоящая из ниоткуда не возьмётся.

Однако же, утром они проснулись и услышали снаружи чей-то звонкий смех, чистый и кристальный, словно весенняя капель. Поспешили старики на улицу, а там их внучка-Снегурочка – ожила, смеётся, к ним подбегает.

– Бабушка, дедушка! – говорит, – Я теперь с вами жить буду, помогать буду!

Тут бы сказочке и конец – всё счастливы, все рады, но не всё так просто…» – Алистер обвёл глазами собравшуюся у костра компанию. Лелиана внимательно слушала Стража, с интересом внимая новой истории – вряд ли подобные рассказывают в Орлее. Ворон, чуть ухмыляясь, предвкушал какую-нибудь хитрую каверзу в сюжете, даже Морриган, хоть и тщательно делающая вид, что случайно подошла ближе к костру, тоже жаждала услышать продолжение. Солона подсела ближе, словно ей надоело обозревать окрестности в поисках предположительной опасности.

– И что же было дальше? – спросила она, заглядывая в глаза Алистера. Тот чуть порозовел от лёгкого морозца и в свете костра, укутанный с головой шерстяным одеялом, смотрелся совсем по-другому.

– То есть, тебя не смущает, что снег ожил и превратился в живого человека? – перебил её Зевран.

– Это же сказка, Зев, а в сказках возможно всё, – наставительно пояснила бардесса.

– И деву в жертву принесут какому-нибудь богу, верно? – вопросила издалека Морриган.

Алистер хмыкнул и сделал загадочное лицо.

– Всему своё время… Слушайте, что было дальше!

* * *


Они застряли на этой горной седловине по дороге в Орзаммар, город гномов, и до перевала Гарлена, с которого открывался единственный путь в гномье королевство, оставалась ещё пара дней пути. Но проход преградил буран, снегу намело по пояс, так что решено было просто переждать непогоду в какой-нибудь пещере, которыми изобиловали Морозные горы, а после двинуться дальше.

Слава Создателю, было ещё не так холодно, как по обычаю бывает зимой в горах, так что Стражи и их отряд разместились в более-менее подходящей для них каверне и развели костёр пожарче – частично из своих запасов сушняка, частично из того, что успели собрать прежде, чем всё покрылось метровым слоем снега. Оставалось только ждать, когда закончится метель и травить байки – вот тут-то Алистер и вспомнил сказку, услышанную в детстве от матери.

– «Снегурочка оказалась очень доброй и понятливой девушкой, только тихая была какая-то. Всю зиму помогала бабушке и дедушке, гуляла с подружками, водила хороводы, а как весна пришла, заскучала. Старалась подальше от окна сидеть, поначалу на солнце не выходила, словно боялась чего...»

– Так понятно – растаять боялась, из снега ведь, – пошутил Зевран, зябко кутаясь в своё одеяло. Антиванец, привыкший к теплу своей родины, плохо переносил ферелденскую зиму, но виду старался не показывать.

На него зашикали со всех сторон, и Алистер продолжил, глядя на Амелл.

– «Красивая она была, Снегурочка. Даром, что из снега, не хуже прочих других девушек на селе. Светлые волосы, заплетённые в длинную косу, глаза – голубые, глубокие, что два колодца, нрав кроткий, слова ласковые…» – замечтался о чём-то своём Страж. Амелл только улыбнулась, теребя почти белоснежный локон волос, что рассыпались по плечам, словно окутывая её лёгким облачком. Лелиана мечтательно вздохнула, но было в том вздохе и немного сожаления. С лица Ворона не сходила чуть насмешливая улыбочка, а Морриган только качала головой, несколько брезгливо поджав губы.

– И что же, с этой красотой иных способностей в девчонке не видали? – вопросила ведьма, – Она, быть может, колдовала знатно, или в зверей лесных ночами обращалась?

– Она была красива. Это всё… ну, может быть ещё то, что по нраву всем приходилась. Парни от неё головы теряли. – Алистер смущённо улыбнулся.

– А-ааа… значит, магия особая была в ней, – Морриган, ухмыльнулась своим мыслям.

– Думай, что хочешь, только не мешай, – Страж несколько неодобрительно покосился на отступницу. Та хмыкнула, но ничего не сказала.

– Значит, она всё же, несмотря на врождённую скромность, с кем-то из них общалась? – поинтересовалась Солона. – Ну, с парнями, что головы теряли, – Амелл улыбнулась больше, глядя, как покраснел рассказчик.

– Ну… за всех не скажу, но был один, кто ей по сердцу пришёлся, – Алистер смутился ещё больше и стараясь перевести разговор в более спокойную тему продолжил:

– «Понравился больше всех Снегурочке пастух Лель, что на свирели играл, да песни пел. Весёлый да ладный парень, многим девушкам в селе нравился он. Только что с него взять? Пастух – ни дома у него крепкого, ни денег особо, ни подарков богатых. Целый день со стадом ходит, знай себе песни поёт. А Снегурочке подарков и не надо, чуждо ей богатство. Вот они с Лелем и спелись. Тот играет да поёт, а Снегурочка ему цветов насобирает или венок совьёт. Только Лель больше на подругу её поглядывает – но той богатый жених нужен, пастух, хоть и весел и хорош, да беден…»

– Так-так, значит тут у нас любовный треугольник? – встрял Зевран, – Снегурочке нравится этот Лель, пастуху нравится подружка Снегурочки, а подружке нужен богатый жених… Что-то это мне напоминает. А если бы пастух был богатым, неужто женился бы на подружке, а не на Снегурке – ведь она такая расчудесная, чего же он в подруге её нашёл? – Ворон с интересом посмотрел на Алистера. Тот вздохнул.

– Вот дослушаете до конца – тогда узнаете. А то только перебивать и можете. Представь себе, влюбился может. Она девушка весёлая, задорная, за словом в карман не полезет, да и красотой её Создатель не обидел. А Снегурочка хоть и красавица писаная, но другая она, чужая всем, понимаете? Словно… словно эльфийка, – попытался разъяснить Страж, – Она как будто из чужого сна, и красота её неземная, нездешняя… В общем, наверное пастуху было проще с подружкой, – Страж снова невольно покосился на сидящую рядом Амелл. Солона едва заметно улыбалась.

– Так что же дальше было? – спросила она, посмотрев на Алистера в ответ. Было в её взгляде что-то такое, что тот предпочёл продолжить рассказ.

– «Долго ли, коротко всё это было, время текло для Снегурочки слишком быстро, но вот приехал в деревню жених богатый, свататься он хотел к подружке, да как увидел Снегурочку, обо всём забыл. Предлагал той шелка и золото, драгоценности, только ей всё это не нужно. Подруги она лишилась – та сильно разобиделась на Снегурочку, когда её жених в невесты ту выбрал. От назойливого жениха убежала девушка, отправилась к Лелю, чтобы утешил её, но только горше ей стало, когда рядом с ним подружку увидала. Обида в сердце девичье закралась, и горе разум помутило. Бросилась она бежать, куда глаза глядят, и в лесу укрылась ото всех.»

– Бедняжка… – сочувственно вздохнула Лелиана, – Пропадёт одна в лесу. Неужели так грустно сказка заканчивается?

– Это не конец ещё. Снегурочка убежала, да только жених стал её разыскивать. Мизгирь его звали – человек был, быть может, и грубый, торгаш, но любовь к Снегурочке заставила его измениться. «Отправился Мизгирь искать Снегурочку в лес. Темно в лесу, страшно, а он всё равно не воротится, ищет. А Снегурочка лежит себе на пригорке под берёзками, устала, прилегла. Слёзы из глаз сами катятся, когда Леля вспоминает, да подружку-предательницу. Не виновата ведь в том, что случилось, не хотела, чтобы чужой жених к ней свататься пошёл. Мизгирь, как услышал вздохи да плач, скорее к берёзам побежал. Видит – сидит его Снегурочка и горько плачет. Хотел выйти к ней, да боязно стало – а вдруг как отвергнет его любовь? А та сидит, успокаиваться вроде стала, вот и решил Мизгирь всё же выйти к ней, рассказать о чувствах, что в груди томятся.

– Не пугайся меня, – говорит ей, – Не обижу. Только дозволь поглядеть на тебя ещё раз. Если люб буду – останусь с тобой на всю жизнь, а если не люб, уйду и не ворочусь больше.

Сказал так и вышел. Снегурочка с пригорка поднялась, слёзы вытерла, да посмотрела на жениха по-другому. Ведь за нею в лес не испугался пойти, волков да нечисти лесной не убоялся.

– Смотри, – говорит, – коли так хочется. Только не пойму я, о чём ты говоришь. Что такое любовь?»

– Вот и до извечных проблем добрались, – вставил снова Ворон. – Что есть любовь? Скажите, а есть она, любовь-то? – он с ухмылкой оглядел отряд у костра.

– Тебе не приходилось влюбляться? – удивилась Лелиана, – Жаль, это чудесное чувство… Прекрасное… или ужасное, когда любят не тебя… – она замолкла и потупила взгляд, задумавшись о чём-то своём.

– Любовь? – Морриган произнесла это слово, словно оно вызывало в памяти какой-то отвратительный образ, – в матери сказаньях не слышала я о прозванье этом. О страсти, ярости, и мести наслышана же вдоволь. Так надо ль верить мне, чему учили, иль сказкам глупым Алистера? Ясно.

– Не таким уж и глупым. Вот от сказок твоей матери у меня точно мороз по коже бы бежал, – возразил Страж, – А ты, Солона? Что думаешь?

– Любовь… должно быть где-то существует. Я с этим чувством не знакома… пока. Но, я надеюсь, познакомлюсь ближе. Когда-нибудь.

Ясный взор голубых глаз Солоны встретился с взглядом Алистера и тот смешался, отвёл глаза, снова покрываясь румянцем.

– Ну, продолжай же, Алистер, – попросила Лелиана, и Страж тогда только опомнился.

– Да, конечно… «Странно было Мизгирю слышать слова Снегурочки. Не знает о любви?

– Томленье это страстное в груди, вздох, словно жерновом придавлен, все мысли, чувства – только лишь о том, кого ты любишь. И невозможно быть раздельно вам. И нега, нежность, сладость в том, другом, кому свою любовь ты даришь. Приходит так внезапно, и в сердце поражает, всё в тебе переворачивает с ног на голову – такая она, любовь. И если тот, кто люб, отвечает тебе тем же, нет счастья большего… и нет большего горя, если не любит тебя тот, кого любишь ты. Это словно огонь в груди, который любой холод растопит…

Мизгирь умолк, слушая, что ответит ему Снегурочка. Та и задумалась, любила ли она Леля вот так, как рассказал ей жених? Разве возможно пережить столь яркие чувства? Когда и сладость, и боль, и радость, и горе? Видела она, что подобное в сердце у Мизгиря, но испугалась незнакомых чувств, отпрянула от него, не находя себе покоя и места. Что есть любовь? Что она чувствует? Быть может, всё это ошибка? Как раньше было легко, не болело сердце в груди, не сдавливал грудь обруч стальной, и мысли текли неспешно, а теперь все смешались и постоянно возвращались к Мизгирю…

– Я люблю… Я люблю его? Люблю! – впервые почувствовала и поняла Снегурочка. Бросилась она искать жениха, чтобы обрадовать его ответными чувствами, но в лесу не нашла. Да и он её не искал, расстроившись, что убежала, а значит, не любит его. Всю ночь искала его Снегурочка и нашла лишь под утро на лугу, грустного, поникшего, огорчённого тем, что любимая не разделяет его чувства. Но лишь взглянул он на Снегурочку и понял всё. Она призналась ему, что полюбила и поняла теперь, что любит. Обрадовался Мизгирь, поспешил с любимой в деревню. Да только не успел он объявить всем, что женится на Снегурочке. Любовь, что в снежном сердце зародилась, расплавила его, Снегурочку лишь раз жених поцеловал и та… растаяла. Лишь облачко осталось от неё, и то на небо вознеслось. Мизгирь исчез вслед за нею, словно в омут канул. Говорят – отправился вслед за любимой…»

Алистер умолк, обводя компанию взглядом. В глазах Лелианы стояли слёзы, Зевран вздохнул, вспоминая видно что-то своё, Морриган, с застывшим на лице удивлением, пыталась что-то осознать. Солона придвинулась ближе к Стражу.

– Красивая сказка. Но и печальная. Скажи, а ты… любил когда-нибудь? – спросила она тихо.

Алистер промолчал, но взгляд его был красноречив.

– Если бы я мог надеяться… что найдётся та, что сможет полюбить меня… я бы дал волю чувствам. А ты? То есть… ты бы могла полюбить вот так, как в сказке?

Амелл задумчиво поглядела на Стража.

– Я… думаю, да. Да, надежда на это есть…

Все посторонние звуки ушли куда-то в сторону, Солона слушала только Алистера, смотрела на него в надежде… в надежде на что-то, о чём пока она сама имела смутное представление. Но она чувствовала то же, что и Страж – что сердце бьётся быстрее, когда они рядом, что голову полнят мысли друг о друге, и буран, да что там буран, даже Мор на время отступает на второй план…

КОНЕЦ


@темы: подарок, Secret Santa 2014, Dragon Age

URL
   

Серебряная тишина

главная