00:39 

Secret Santa 2014/2015

$corpicora
"Va'esse deireadh aep eigean".
Мои подарки

МЛАДШИЙ



Для: MacLean
От: $corpicora
Название: Младший
Пейринг: Карвер/ж!Хоук
Категория: джен
Жанр: повседневность, ангст
Рейтинг: PG-13
Размер: мини (4050 слов)
Комментарий автора: Не уверена, что вышло именно то, что хотелось.


Мариан была старшей, более сильной, выносливой, умной – она всегда являлась примером для него и одновременно недостижимой планкой. Карвер, как не старался, не мог догнать сестру, но это не означало, что он не пытался. Между ними была разница в шесть лет – шесть лет опыта, силы и умения. И чтобы младший брат ни делал – эта пропасть никогда не уменьшалась. Со временем, детское стремление догнать сестру, стать равным ей, превратилось в соперничество и навязчивую идею для Карвера.

Мариан дралась с мальчишками, и Карвер дрался, не смотря на то, что получал больше всех тумаков – он кидался на обидчиков снова и снова, пока те не признавали его победу. Всегда действовал напрямую и шёл напролом. За сестрой.

Быть вечно вторым нелёгкая судьба – его поступки, слова и решения неизменно сравнивали с поступками и решениями старшей сестры. Мариан не всегда понимала его, но он был её братом, и защищала Карвера она рьяно. Если Бетани ещё играла с куклами и веселилась беззаботно с подругами, то её старшая сестра почти не сидела дома – носилась по деревне наравне с мальчишками, дралась не хуже этих самых мальчишек, залезала в самые дальние пещеры и углы и всюду совала свой любознательный нос. К четырнадцати годам она исследовала деревню и все окрестные земли, и стала интересоваться тем, что находится дальше.

Карвер был непременным её спутником, и хоть между ними была разница в шесть лет, младший старался сократить это отставание, и у него даже получалось. До определённого момента.


* * *


Кинжал задрожал у него в руках, ладони покрылись липким потом, а ноги не слушались. Он сделал шаг назад, едва удерживаясь от позорного бегства.

Шорох паучьих лап был всё ближе, а душа уходила в пятки. Карвер запросто бы бросился в драку против мальчишек старше себя, но когда дело доходило до этих отвратительных тварей, страх сковывал его.

– Не медли, – напомнила Мариан. – Бей сразу, целься в голову, а потом делай, как учила. Не бойся их, ты же сильнее! – постаралась подбодрить его она, отойдя на несколько шагов, но при этом старалась держать брата в зоне видимости.

Карвер кивнул и прислушался – тварь затихла, затаилась, словно почуяла засаду. Впрочем, вот снова раздался противный шорох, но на этот раз он был готов.
Едва отвратительная паучья голова показалась в просвете, он прыгнул, ударил, стараясь не приглядываться к омерзительной твари, полоснул кинжалом – скорее по наитию, нежели вспоминая, как его учила сестра. Паук задёргался, обдал его зловонием и затих, скрючив лапы.

Отойдя от загубленного монстра, Карвер облегчённо выдохнул и прислонился к стене. Ком в горле готов был вырваться наружу.

– Ну как, живой, братишка? – Хоук, усмехнувшись, заглянула за поворот пещерного коридора, проверяя, нет ли там ещё кого. Плохая была мысль оставить последнего обитателя для братца – теперь стоит весь зелёный.

– Не кипешуй, всё в порядке, как вижу. Первый гигантский паук, поздравляю! – она протянула руку, и только тогда он пришёл в себя. Вцепился в руку и с большим удовольствием покинул пещеру.

На свежем воздухе Карверу полегчало и он уже смог с новыми мыслями взглянуть на свой кинжал, ещё в зеленоватой подсыхающей жиже, а затем принялся вытирать его о траву.

– Надо было бы собрать с того паука яд, за него неплохо платят, и ещё одна порция не лишней была бы, но, чую, ты к нему теперь на полёт стрелы не подойдёшь, – вновь усмехнулась Мариан. Брат посмотрел на неё – такую храбрую, сильную и ловкую, смеющуюся в лицо опасности… она была прекрасна и недостижима сейчас.
– Скажи, – начал он, – а тебе тоже было так… так отвратительно, когда ты своего первого паука прикончила? – в глазах Карвера застыл вопрос.

Мариан только хмыкнула, поглядев на него.

– Думаю, мне было довольно гадко. Учитывая, что наша встреча произошла неожиданно – я случайно нарвалась на паука тут, на берегу. Могла сбежать, конечно, но это было слишком просто, к тому же, давно хотелось опробовать новый кинжал на чём-то, посерьёзнее зайцев.

– Ну и…

– Поганец умер не сразу. Всё норовил меня отравить или запутать в паутину. Так что тебе повезло.

– Ага…

– Да не переживай. Это с первым так, дальше легче пойдёт.

Карвер вздохнул – ему хотелось доказать всем, что он не хуже Мариан, в первую очередь себе, но на деле всё было не так радужно, как он представлял. Когда сестра позвала его разведать пещеры, он ждал чего угодно, но не первого в своей жизни серьёзного боя.

Придя немного в себя, младший из Хоуков оглядел свою одежду, запачканную и местами порванную – опять от матери попадёт. Со вздохом он повесил голову, размышляя, чем закончится это обучение, которое устроила ему сестра.

Мариан же не сиделось на месте – она потащила Карвера к реке, чтобы умыться.

– Не раскисай, братец, – посоветовала она, умываясь в прохладных водах, – У тебя всё ещё впереди.

Карвер только кивнул в ответ, поглощённый своими мыслями. А сестра продолжила:

– Вот подрастёшь – возьмут в ополчение, а мне только к авантюристам и искателям приключений податься можно. Если мать замуж силком не выдаст. Но я бы на это поглядела, – Хоук усмехнулась, приглаживая короткие волосы чернее воронова крыла.

– Почему тебя не возьмут в ополчение? – удивился он, – Разве только мужчинам можно охранять деревню? Ты их всех сделаешь… не то, что я.

Мариан дёрнула плечом.

– Почём мне знать, откуда такие правила. В церкви служить я тоже не собираюсь – может Создатель и сидит там, на небесах, но ты видел, чем сёстры занимаются? Целый день читают молитвы, не, это не по мне. В лавке работать меня тоже не тянет, зато дайте мне кинжал, и отправьте на все четыре стороны – и я найду себе занятие.

Карвер посмотрел на сестру внимательнее.

– Получается, ты нас покинешь, оставишь меня и Бет здесь? Но это неправильно. Я твой брат, и хочу быть рядом с тобой. Может, всё-таки останешься?

Хоук только качнула головой. Она не могла себе представить дальнейшую жизнь в Лотеринге. Неизведанный мир за околицей манил её, а не пугал, как Карвера.

– Я слышала, в столице ценят хороших воинов и без разницы, мужчина ты или женщина. Ещё есть Редклиф – он ближе, но побольше нашего Лотеринга. Может, для начала отправлюсь туда. Ты же подрастёшь, и вас с Бет не надо будет постоянно защищать. Ты будешь защищать её. А я… – мысли Мариан уносились куда-то далеко в заоблачные дали.

Карвер только вздохнул. Его никогда не отпустят родители, чтобы он ушёл вместе с ней. Он должен оберегать Бетани, должен помогать отцу, должен слушаться… как же это давило на него.

– Пойдём отсюда? – предложил вдруг он, словно почувствовав опасность. Мариан только пожала плечами – у неё были планы прогуляться дальше, но раз братец трусит…

– Как хочешь. По крайней мере, теперь тебе есть чем похвалиться.

Они уже покидали берег, когда где-то позади них послышался заунывный вой – сначала один, а потом ему ответило ещё два.

– Волки! – Мариан оглянулась, прикидывая, справятся ли они с новой угрозой. Если поблизости только один или два – тогда ещё ничего, но не хотелось бы нарваться на всю стаю.

– Может уйдём? – предложил с опаской Карвер. Ему совсем не улыбалось сражаться с волками. Пауки были мерзкими, но их было мало, да и сами они были поменьше.

– Волки бегают быстрее. Вот что, ты беги, а я их задержу. Позови кого-нибудь на всякий случай.

Мариан приготовила метательные ножи, вытащила кинжалы, и встала поустойчивей, настроившись отразить атаку.

– Я тебя тут не оставлю! – Карвер встал рядом, дрожащей рукой доставая своё оружие.

– Дурень, а если их там много! Бегом отсюда! – прикрикнула на него сестра.

Разрываясь от желания остаться и защитить сестру, или же убежать от подступающего страха, Карвер застыл, не в силах принять решение.

Когда кусты впереди затрещали, и на них выскочило что-то серое, душа младшего ушла в пятки, а затем, словно в каком-то странном сне, он увидел, как с рук Мариан срываются искры пламени, поджигая шкуру… зайца. У страха глаза оказались велики.

Отдышавшись и с удивлением глядя на свои ладони, Хоук повернулась и посмотрела на брата, до сих пор находившегося в оцепенении.

– Ты ничего этого не видел, – твёрдо проговорила она, вспомнив, что отец рассказывал о магах и храмовниках. А она, похоже, стала магом…


* * *


Время шло неумолимо. Мариан не сразу рассказала родителям о проснувшемся магическом даре – но после нескольких ночей, когда её стали донимать кошмары, после случайностей, когда, то тут, то там, вспыхивал, словно сам по себе, огонь, она призналась. Ей тут же запретили длительные прогулки и общение с незнакомцами – впрочем, и знакомые могли ляпнуть лишнего в разговоре. Храм-то вон, рядом совсем. Кто гарантирует, что её не заберут в Круг?

Но беда не ходит одна. Через пару месяцев подобные же признаки проявились и у Бетани. И если старшая хоть как-то контролировала себя, с младшей было сложнее.

Карвер пытался поддержать сестёр, говорил, что пришла его очередь заботиться о них, но Мариан только отмахивалась. Она по прежнему не принимала его за равного, и то, что теперь ей приходилось большую часть времени проводить дома, не добавляло дружелюбия в её отношениях с братом. Раньше Хоук нравилось выспрашивать проходивших мимо солдат и авантюристов о дальних городах и странах. Сейчас же приходилось опасаться храмовников, о которых она наслушалась всякого. Они запросто могли узнать, что она и Бетани маги и их скрывают от них, а узнать, чем может окончиться знакомство с храмовниками, Мариан отчего-то не хотелось.

Карвер же стремился воспользоваться возможностью догнать старшую сестру – ему хотелось научиться всему скорее, он постоянно сравнивал умение сестры со своим, когда выпадала возможность, и впадал в отчаяние, не подозревая, что всё придёт в своё время. Однако, когда он достигал нужного уровня, сестра поднималась выше. Теперь она не только ловко управлялась с кинжалами, но ещё и умела использовать свой дар, или проклятье, на пользу себе. Злясь на то, что с одной стороны старшая сестра сильнее его, а с другой не в силах догнать её, младший брат только вздыхал и копил силы.


* * *


В этот раз Карвер сам ушёл на берег реки. Он уже сносно управлялся с кинжалом и вот теперь тренировался с мечом. Мариан не нравились мечи – они были тяжелые и медленные, но младшему казалось, что урон, наносимый этим оружием, компенсирует его минусы. Сама Мариан теперь не так рьяно бежала из дому – она вынуждена была заниматься вместе с Бет под присмотром отца, изучая новые заклинания, учась лучше контролировать себя, не выдавать того, что теперь сидело в ней. Она сравнивала это с приручением зверя, который, если не держать на цепи, на всех бросается, а если слишком сильно сдерживать – кусает тебя. Увы, её мечты о жизни вне Лотеринга становились всё призрачнее…

Младший же, в данный момент был предоставлен сам себе. Ему было без малого семнадцать – и он чувствовал себя уже почти взрослым. Меч ему подарил отец, и познакомил с наставником, который обучил его кое-каким премудростям. Карвер давно решил, что когда вырастет, вступит в ополчение – так он точно сможет защитить тех, кто ему дорог, а заодно и доказать, чего стоит. Идея, подкинутая сестрой, давно дала корни, и младший представлял себя, чуть ли не героем Лотеринга.

Он шёл по давно знакомой тропинке к пещере, где жили пауки – туда редко кто совался, обычно этих тварей не любили. Карвер и сам удивлялся, как был перепуган, когда встретился с первым своим пауком в этой же пещере.

Быстро расправившись с тварями, он собрал их яд – по поручению одного торговца, а потом зашагал дальше, вспомнив о другом задании. Он видел объявление о том, что участились нападения волков – и кому как не ему справиться с ними? Теперь он не боялся этих хищников, правда, не хотел бы встретиться с целой стаей.
Углубившись в лес, Карвер нашёл звериную тропу и по ней прошёл до ручья, что питал реку. Место было тихое, так что он решил выждать, не появятся ли здесь волки?

Долго ждать не пришлось – вскоре на прогалину к ручью выскочил олень, а за ним – серый хищник. Не долго думая, Карвер напал на волка, рубанув мечом сверху вниз, и услышал лишь жалобный вой испускающего дух зверя. Олень, воспользовавшись передышкой, умчал.

Младший перевёл дух – если так дело пойдёт дальше, то он напрасно переживал. Несомненно, когда он принесёт пару волчьих голов и расскажет всем, что это он избавил Лотеринг от беды, его оценят, может даже сразу в ополчение примут, и Мариан поймёт, что он превзошёл её!

Замечтавшись, он не заметил, как зашевелились кусты слева и справа от него, и очнулся лишь тогда, когда услышал многоголосый вой, повисший над поляной. Волки наступали со всех сторон – щерили пасти в ухмылках, словно предвидели уже его поражение. Одни, посмелее, подступали ближе, другие пока кружили поодаль.

Карвер медленно отступал, пока не упёрся спиной в широкий ствол дерева. Защита была ненадёжной, но ничего лучше сейчас не было. Выставив меч впереди себя, он взволнованно оглядел всё больше наступающих на него волков.

«Проклятье! Если я ничего не придумаю, мне не отбиться от целой стаи! Нет, нельзя сдаваться, Мариан бы…»

Что-то громыхнуло позади, и в ближайшего к нему волка полетела молния, распугав остальных.

– Мариан? – удивился, но и обрадовался, было, Карвер. По крайней мере, их теперь двое и они точно справятся. Обретя уверенность, он рубанул по слишком близко подошедшему волку мечом – тот упал и больше не поднялся. В другого полетела стрела огня, подпалив зверю шкуру и вызвав панику в стае – волки, как и все звери, боялись огня. Но в лесу подобные заклинания использовать надо было с осторожностью.

– Ага! Так вам, твари! – крикнул Карвер, выцеливая следующего хищника. Но Хоук пресекла веселье братца. С её рук слетело заклятье заморозки, приморозившее сразу нескольких волков к земле.

– Осторожнее, меня зацепишь! – возмутился младший, поняв, что и в этом сражении перевес остался за сестрой.

– Не зацеплю, не волнуйся, – Мариан хмыкнула и, подойдя к застывшим волкам, достала кинжал – когда заклинание потихоньку развеялось, она нанесла быстрые удары каждому хищнику.

– Это ещё зачем? – удивился надувшийся на сестру Карвер.

– А если их найдут? Тебе не покажется странным, что волки замёрзли ни с того, ни с сего? Ладно ещё, если шкуру опалили – это и факелом сделать можно, а тут будут явные признаки использованной магии. Мне проблем не надо. Да их и не было бы, если бы ты не отправился сюда один.

Карвер только фыркнул. Вечно выходило так, что он был сам виноват в том, что с ним случалось.

– И как тебе удалось меня найти? – вопросил он.

– По твоим следам разве только слепой младенец тебя не найдёт, – Хоук хмыкнула и нанесла раны другим волкам, погибшим от её руки. – Мать беспокоилась, что тебя долго нет.

Она вдруг замерла и прислушалась.

– Кто-то скачет. Сюда, похоже… быстро, уходим!

Мариан стремительно пересекла поляну, но Карвер не спешил.

– А что, если им нужна помощь?

– А что, если это храмовники? – в тон ему ответила Хоук, выглянув из-за дерева. – Как хочешь, а я светиться тут не собираюсь, – она снова скрылась, а на поляну выехали три всадника. В одном младший безошибочно узнал банна Лотеринга, а двое из его свиты были воинами – возможно, они охраняли его.

Завидев банна, Карвер, который хотел уже присоединиться к сестре, передумал и поклонился проезжающим.

– Ваша милость, тут кто-то целую стаю волков уложил! – проговорил один из них, а другой заметил Карвера и указал на него.

– Что, парень, это ты с волками разобрался? – поинтересовался банн, направляя своего коня ближе к тому.

– Да, – почти не соврал младший.

– Один? – удивление, появившееся на лице банна передалось и охране.

– Они напали, я оборонялся, – Карвер показал свой меч.

Банн только покачал головой.

– Сотник, почему этого парня нет в моём ополчении?

Сотник пожал плечами.

– Будет, Ваше-ство. Слыхал, парень, воротишься в деревню, заходи, примем. Дорогу знаешь, аль подсказать?

– Знаю-знаю! – заверил обрадовано Карвер. – Я сегодня же, приду!

– И меч ему получше выберите, удивительно, что он с таким столько волков уложил.

Сотник кивнул, и троица поскакала дальше.

Карвер, не веря своему счастью, побежал к тому дереву, где скрывалась сестра.

– Ты видела, Мариан? Меня возьмут в ополчение! Сам банн! Мариан?

Он заглянул за дерево, но старшей сестры там уже не было.

Разочарованный тем, что та не видела минуты его триумфа, младший вздохнув, побрёл домой, не забыв прихватить одну из волчьих голов.


* * *


– Отряд, на месте сто-ой! Слушай мою команду – разойтись! Сбор через час в восточной части лагеря. Выполнять!

Карвер облегчённо выдохнул и направился вслед за остальными к полевой кухне. Постоянная муштра – не совсем то, о чём он мечтал, когда отправлялся со всеми остальными в Остагар, впрочем, многие тут только недавно взяли меч в руки, и конечно, совсем мало кто представлял, с кем они будут сражаться. Пока разведчики не приволокли мёртвого генлока, служившего теперь в качестве наглядного пособия.

Увидев впервые Порождение Тьмы, некоторые из бывших ополченцев (а теперь солдат), почувствовали себя дурно. Карверу и самому было противно смотреть на эту тварь, а сотник всё рассказывал, всё объяснял новичкам, что большая часть сведений о Порождениях не подтверждена, что в бою их можно убить, как и иного противника, что у них «только рожи страшные, а так…», успокаивал, что не утащат они никого под землю и не съедят.

Слухов младший Хоук наслушался разнообразных, а вот официальные сведения были противоречивы. Что же, если эти твари не хуже обычных разбойников, отчего с ними не могли справиться при первом Море? Покончили бы с нечистью навсегда. И для чего тогда тут собрались Серые Стражи?

Говоря откровенно – эти парни выглядели знающими, видимо у них как раз имелся опыт по части встреч с Порождениями. Их возглавлял Дункан – Карвер видел его издалека однажды, вот это было человек, которым он хотел бы когда-нибудь стать. Он сохранял спокойствие, несмотря на опасность, с каждым днём приближающуюся к ним всё ближе.

За себя младший не переживал – ему хватило того, что его чуть заранее не оплакали дома. Отец умер незадолго до этого и мать с Бетани не хотели отпускать его. Впрочем, если бы от их желания что-то зависело, он бы ещё подумал. А вот Мариан… она сказала, что верит в него, что для него это неплохая возможность, что он будет частью великого дела, будет защищать не только их, но и всю страну. Она никогда не говорила так прежде. И Карвер не хотел упускать такой шанс – сделать что-то важное, полезное для всех самому… не бегать хвостом за сестрой, не равняться на неё, а самостоятельно принимать решения.

Он ушёл, зная, что если с ним что-нибудь случится, старшая сестра позаботиться об остальных.

Первое, что он увидел вдалеке, когда они ещё подходили к Остагару, была огромная башня, возвышающаяся над округой. Впрочем, и сама крепость оказалась впечатляющих размеров – Карвер подумал, шагая по длинному каменному мосту, что весь Лотеринг легко разместился бы здесь и, пожалуй, не один раз. Эти стены словно утверждали – да, грандиозная битва произойдёт именно здесь, и у нас есть все шансы на победу!

И теперь они ждали только одного решающего момента, чтобы ударить по Орде, стать щитом, остановившим Мор. Сколько людей погибнет? Сколько им удастся убить Порождений? Справятся ли они? Вопросов было много, но никто не мог дать на них ответ…

И снова муштра, тренировки, разглядывание очередного гарлока или генлока в попытке понять… тщетной. Твари были слишком непохожи на них.

Наконец, после томительного ожидания, настал решающий день. Их построили в долине под мостом широким строем, король, что не меньше Стражей излучал уверенность, сказал что-то воодушевляющее – Карвер не запомнил тех слов, слишком волновался, сжимая рукоять меча сильней. Они не были на передней линии, но противник, так или иначе, доберётся до них. Может быть чуть позже, чем другие, но и они встретятся с Порождениями лицом к лицу.

Карвер видел море огней, что плескалось где-то в Диких землях и каждой минутой приближалось всё больше к ним. Пока это море не рассыпалось на бесчисленное множество отдельных Порождений. Страх накатил волной – их было слишком много…

Но в этот момент прозвучал сигнал к наступлению. Всё пришло в движение – люди, мабари, выпущенные Воинами Пепла на врага, Стражи, которые сражались в первых рядах и вклинивающиеся в плотные шеренги королевской армии отряды Порождений Тьмы.

Карвер ещё не начал сражаться, но уже предвкушал и опасался одновременно. Он видел гигантских огров о которых столько рассказывали, видел как в ответ на огонь магов в них сыпали заряды от эмиссаров гарлоков и генлоков, как их более хорошо защищённые и вооружённые командиры взмахами иззубренных мечей и топоров делали прорехи в защите… Страх накатывал всё больше, пока в его видимость не попал первый гарлок. Не долго раздумывая после приказа сотника, он первым бросился к твари. Забыть, как они отвратительны, забыть, как от страха становятся ватными ноги, помнить надо лишь одно – или они, или мы…


* * *


Никто не видел его позорного бегства. По крайней мере, он на это искренне надеялся. Когда вокруг него уже лежали груды мёртвых тел – и люди, и эльфы, и маги, и храмовники, и Порождения – все вперемешку, а Орда так и не поредела, он понял, что-то пошло не так. Воины по-прежнему бились, маги пускали свои заклятья, но долгожданного подкрепления всё не было. Рана на плече саднила, левую руку Карвера заливало кровью, и он прекрасно понимал, что он недолго выстоит так. Умереть за отчизну, за дом, сестёр и мать было так просто… но не в этой ситуации. Если остальные не справятся? Что если Орда двинется дальше? Не таким уж и далёким отсюда сейчас казался Лотеринг. Донимала усталость и рана, а Порождения всё валили и валили, словно задумали просто раздавить тут всех своей численностью. Вдалеке послышался еле перекрывающий гул боя звук трубы – трубили отступление. Это было последней каплей. Отчаяние медленно заползало в душу младшего. Получается, войска отходят? А как же Орда? Кто остановит Мор? Он не мог оставить всё так – там, дома, Мариан, Бет и мама, они понятия не имеют, с чем им придётся столкнуться. Кто их защитит? Нет, надо выбираться отсюда!

Отмахнувшись от очередного гарлока, Карвер стал медленно отступать, покидая поле боя, где было уже больше мёртвых, нежели живых. Людей, конечно – море огней вдалеке всё так же мятежно колыхалось.

Непросто было выбраться из той мясорубки, ещё сложнее – добраться до дома. Порождения были, казалось, повсюду, но, наконец, Карверу удалось пробраться на имперский тракт. Ночью, раненому и смертельно уставшему. Он сам не помнил, как ноги донесли его до Лотеринга. Там ещё было относительно спокойно, но уже появились многочисленные беженцы – кто-то просто бежал от беды подальше, других она успела застать и теперь они в страхе перед будущим оставались тут. Все комнаты в таверне были давно уже заняты, люди спали в Храме и просто на улице.

Карвер, видевший угрозу в лицо, и едва успевший отдохнуть и перевязать рану, предупредил, чтобы родные были готовы покинуть Лотеринг, свой дом.
Мать была рада, что он вернулся живым, но словно не понимала нависшей опасности, как и Бетани, что прожила в деревне всю жизнь. Они в два голоса уверяли, что до них Мор не докатится. Но Карвер был уверен в обратном, при этом неожиданно получил поддержку Мариан. Ей тоже не нравилась вся эта ситуация. По тракту день и ночь шли солдаты – кто строем, кто в разброд, и все бежали подальше отсюда. Она первая предложила не дожидаться когда Мор будет у порога, а покинуть Лотеринг поскорее, пока не стало поздно. Впрочем, казалось, её толкают на такие побуждения какие-то свои цели. Она давно хотела уехать отсюда – а теперь такая возможность представилась. Кто заподозрит в очередной группе беженцев отступниц?

Но её идею не поддержали, и покинули Лотеринг Хоуки только в самый последний момент. Деревня пылала в огне, Порождения преследовали их, и лишь его меч и магия сестёр спасали. Мариан отбивалась неистово, она готова была уничтожить любого, вставшего у неё на пути. Только сейчас Карвер понял, почему она так старалась – сестра пробивала дорогу к столь желанной свободе. Она всего лишь хотела сбежать от них – а это в подобной ситуации сделать было проще простого…
Младший брат, привыкший к тому, что всегда следует за ней, теперь осознал, что она убегала и от него. Мечтала об этом…

Но и он больше не хотел быть вечно вторым. Оказавшись в Остагаре он понял простую вещь – важно только то, что ты делаешь сейчас, в данный момент. Сейчас он снова бежал, а стоит им куда-нибудь выбраться, Мариан или уйдёт от них, или возьмёт всё в свои руки. Нет, он хотел чего-то более достойного. Если бы у него был шанс, если бы не нужно было постоянно кого-то защищать, он бы проявил себя с лучшей стороны. Если бы… но что, если её терзают такие же мысли? Что, если и Мариан тоже хочет стать чем-то большим?

Додумать он не успел – возникла передышка в преследовании и представилась возможность обсудить, куда им бежать. Мать внезапно предложила отправиться в Киркволл, где у них, оказывается, есть родственники. Мариан рада была поддержать любую идею, а вот младшему не хотелось покидать Ферелден. Он надеялся ещё вернуться в Лотеринг… несмотря на то, что от него немного осталось.

В конце концов, мать и Мариан убедили остальных. И к чему это привело? Они потеряли Бет, оказались в чужом городе и чужой стране, теперь им приходилось ютиться в скромной берлоге дядюшки, который разбазарил богатое наследство родителей.

Киркволл не нравился Карверу, он снова был вторым, а Мариан рвалась куда-то дальше.

– Вот что, сестра, – сказал он ей однажды утром, когда им удалось отыскать завещание их деда, – Я помогу тебе отвоевать наше поместье для матери, но это в последний раз. Я больше не могу постоянно бегать за тобой, Мариан, мне нужно делать что-то своё. Что-то значимое.

В её чуть удивлённом взгляде он прочёл лишь новые стремленья и мечты. И только тогда понял, что он действительно уйдёт, и больше никогда они не встретятся, и их отношения перестанут быть чем-то особенным. Навсегда.

КОНЕЦ


@темы: подарок, Secret Santa 2014, Dragon Age

URL
   

Серебряная тишина

главная